НАЗАД В СВЕТЛОЕ ПРОШЛОЕ ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ РЕАЛЬНОСТИ
0 13

НАЗАД В СВЕТЛОЕ ПРОШЛОЕ ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ РЕАЛЬНОСТИ

Получив в очередной раз порцию мажорных откликов на повесть «Брезентовый парус, или Каникулы в Астрахани», я решил освежить в памяти былое и пройтись маршрутом, описываемым в повести, в пределах, конечно, острова.

Получив в очередной раз порцию мажорных откликов на повесть «Брезентовый парус, или Каникулы в Астрахани», я решил освежить в памяти былое и пройтись маршрутом, описываемым в повести, в пределах, конечно, острова. В ту часть, где Пашкино, где водокачка, где сажалась картошка дружными сельчанами…

Составить мне компанию вызвался астраханский художник, он же автор романа «Безумный вояж с ангелом вместо крыльев» Александр Дорощук. Взяли фотоаппарат, воды и отправились в дорогу к местам событий, почти затёртых памятью.

Степь благоухала можжевельником или, как называла его бабушка, – задавижником. Пряный аромат его окутывал всю степь, и если бы не обилие въедливой мошки, то дорога была бы легка и безмятежна. Я как добросовестный экскурсовод показывал руками направо и налево, рассказывая Александру: здесь был ботанический сад, куда в детстве по заборам лазили за тутовником, здесь был аэродром, с которого старые добрые «кукурузники» взлетали, доставляя советских граждан в пункты назначения, здесь – ерик, в котором купались когда-то детьми. Ерик был у нас на пути к заветной точке, и потому Александр предложил его перейти, пересечь по воде. Но идея вызвала сомнение у меня: «Кто знает, что там растворено?». И в правоте сомнения мы убедились чуть позже, когда, пройдя вдоль берегов ерика, вдоволь налопавшись чёрного тутовника, растущего по берегам, перемазавшись его чернильным соком, мы подошли к зданию из красного кирпича, зиявшего провалами окон и брошенностью. Помнится, местные жители его называли – БАМ. Так они его прозвали за то, что в стройке принимало неимоверное количество людей, в том числе и из местных. Это очистные сооружения - теперь как пережиток былой народной власти, которой нет места в мире торгующих страной и всем, что попадётся под руку, погружающиеся в запустение и ветхость.

Уже на подходе к этому сооружению повеяло стойким запашком сероводорода. Источник был быстро найден у подножия насыпи очистных – грязное болотце, принимающее в себя сверху ручей чёрных сточных неочищенных вод, которые несли всю эту пакость в ерик и далее – в реку. Мы поднялись на возвышенность и увидели, как сточные канализационные воды по трубе закачиваются на вершину насыпи и, пробежав несколько метров по бетонным арыкам, срываются вниз по склону в болотце, забивающее своим «ароматом» запахи степи.

- Славненькая очистка, - молвил задумчиво, глядя на это Александр. – Ни отстойников тебе, ни фильтрования, хоть какого-нибудь. Просто закачали наверх, и дальше канализационные воды самотёком по склону в землю, в грунтовые воды, в ерик и реку. Представляешь, что мы пьём, если во всех сёлах вверх по Волге так «очищают» канализационные воды?!

Мы пошли смотреть, почему не пользуются сооружением, построенным специально для этой цели. Почему деньги, вложенные народной властью на сооружение, оказались невостребованными любителями свободного рынка. Внутри здания два бассейна, наполненных гравием, предназначенным для фильтрования канализационных вод. По центру ёмкость, в которую должна была поступать вода на очистку… Но труб нет, они остались там, на насыпи, качая сточные воды для самотёка вниз, для «самоочистки» за счёт природы и нашего здоровья.

Спрашивается, зачем строилось сооружение, если теперь оно без надобности? Видимо, дорого его эксплуатировать и потому легче всё это «богатство» отправлять в реку и далее в море. Пейте, люди, «чистую» водичку, а мы и дальше будем имитировать работу по очистке сточных канализационных вод.

А сколько действительно таких брошенных очистных и сколько таких труб, сбрасывающих в Волгу сероводородные воды? Почему достояние Советского Союза брошено и находится в запустении? Тогда боролись за экологию, а теперь только профанируют заботу о ней? Горько. Горько и то, что стройка, получившая за свою массовость имя – БАМ, не востребована, что нас так беззастенчиво травят. А потом удивляемся, что рыбы стало меньше… Благо, что она ещё есть - цепляется своими плавниками за жизнь в этих сточных водах. А потом мы сетуем на онкологию в регионе…

Хотя бы двери заварили в здании, чтоб ограничить проникновение в него – если кто-то сорвётся там с лестницы или бетонного бассейна? Будет поздно разводить руками… Если бы здесь был ТБ-шник, то его, без сомнения, уже бы уволили за такое «разгильдяйство». Но это в советские времена, когда власть и народ были едины, а в эти - «богам Олимпа» нет дела до простолюдинов. У богов как всегда пир, и они заняты выяснением - кого сегодня будет любить Венера…

Обратно мы возвращались уже удручёнными от увиденного и от постигнутого: мир, в котором выгода - смысл бытия, не может реализовывать заботу ни о людях, ни о природе. Говорить – не значит делать, декларировать – не значит осуществлять.

Игорь БРАТЧЕНКО
Последние новости
Мэр Новосибирска, первый секретарь областного комитета КПРФ выступил на круглом столе «Комфортная городская…
24 июня, в День Чувашской Республики коммунисты возложили цветы к памятнику основателю советского…
В этом году впервые официальное открытие празднование Дня города состоялось на обновлённой Михайловской…