Не суд, а бесчестная игра в одни ворота. Продолжены слушания по делу В.И. Бессонова
«Бессонов Владимир Иванович.»
0 142

Не суд, а бесчестная игра в одни ворота. Продолжены слушания по делу В.И. Бессонова

С 2012 года правоохранительными органами по явному заказу должностных лиц Ростовской области, наделённых властью, была организована травля одного из лидеров оппозиции, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича.

С 2012 года правоохранительными органами по явному заказу должностных лиц Ростовской области, наделённых властью, была организована травля одного из лидеров оппозиции, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции). В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле» процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.

1 февраля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу Владимира Ивановича Бессонова, место нахождения которого неизвестно.

В связи с отсутствием самого В. Бессонова, отсутствием сведений о его состоянии, местонахождении, судебные заседания проводятся по инициативе прокуратуры в заочном режиме.

В начале судебного заседания стороной защиты в лице адвоката Олейник А.П. были заявлены три ходатайства – о разрешении видеосъёмки процесса; об отложении судебного заседания в связи с тем, что адвокату Олейнику не были предоставлены для ознакомления важнейшие материалы дела; об отзыве назначенного судом гос. адвоката.

Адвокат Олейник: «В моей расписке об ознакомлении с материалами дела изложены обстоятельства не ознакомления с материалами заочного судопроизводства. Ни один адвокат Бессонова В.И. не имел возможности ознакомиться со всеми материалами дела. Ссылка суда на то, что аналогичные ходатайства ранее были рассмотрены, не соответствуют действительности, так как в материалах дела нет соответствующих документов об их рассмотрении. О том, что такие ходатайства уже расстроены, мы узнаём только со слов гособвинителя».

В итоге первые два ходатайства защиты судом были отклонены.

Далее разгорелся жаркий спор вокруг требования защиты об отстранении назначенного судом госадвоката. И судья и гособвинитель (прокурор) стеной стали на защиту назначенного ими госадвоката.

Адвокат Олейник: «В материалах дела имеются расписки госадвоката Стешенко, датированные задолго до того, как она была введена в процесс. Из расписок Стешенко вытекает, что она ознакомилась в 18 томами дела за один день! Никаких вопросов к потерпевшим или свидетелям в ходе судебного следствия у неё не было и нет. В расписках Стешенко об ознакомлении с материалами дела, значатся страницы, которых в деле ещё нет. Налицо умышленное нанесение процессуального вреда стороне защиты.

Порядок рассмотрения материалов дела и вещественных доказательств был установлен гособвинителем без учёта мнения защиты, что недопустимо».


Госадвокат Стешенко ходатайство Олейника о собственном отстранении, на удивление, поддержала.

Несмотря на это гособвинитель и судья намертво стояли на том, чтобы госадвокат остался в процессе (позже вскроется – с какой целью).

Судья удалился в совещательную комнату. Ожидание длилось 30 минут.

Судья выходит и отклоняет ходатайство адвоката Олейника об отстранении госадвоката.

Попытки адвоката Олейника внести новые ходатайства судья во взвинченном состоянии стал отклонять, мотивируя это тем, что в коридоре ждут свидетели и их надо допросить. Они вызваны и их надо уважать.

Адвокат Олейник напоминает суду, что свидетелей следует вызывать в суд по согласованию со сторонами, участвующими в деле, а не по личному усмотрению кого-либо. Для этого сначала заслушиваются позиции сторон, рассматриваются ходатайства, согласуется последовательность действий и т.д. А потом приглашаются потерпевшие и свидетели.

Судья: «Не спорьте с судом».

Далее адвокат Олейник попытался призвать сторону обвинения и суд к соблюдению процессуального законодательства: ознакомить его хотя бы с материалами заочного судопроизводства, из которых бы он мог узнать – каким образом в процессе появился гособвинитель и как к нему обращаться по имени? Как в процессе появился назначенный судом госадвокат? Суд любой ценой добивается оставить в процессе назначенного им госадвоката с целью формального осуществления защиты. И это несмотря на то, что сама госадвокат Стешенко не скрывает того факта, что не в состоянии обеспечить полноценную защиту.

Судья: «Не спорьте с судом».

Адвокат Олейник: «Я ходатайствую об отводе суда».

Далее адвокат Олейник перечислил основные факты умышленного конструирования уголовного дела против В.И. Бессонова, факты многократных и многочисленных нарушений процессуального законодательства, лишение права на видеосъемку заведомо выстроенного судилища и т.д.


Гособвинитель: «Это просто несогласие с решением судьи».

(Для справки. Дело Бессонова В.И. рассматривается в суде первой инстанции, а не во второй, и не в последней. Несогласие с судьей на этом этапе совершенно приемлемо и оформляется соответствующим образом. Прокурор же рассматривает судью как последнюю инстанцию и на этом основании делает всё, чтобы возражения защиты не попали в материалы дела и их не увидела вторая инстанция при обжаловании приговора. Суды же второй инстанции рассматривают только те доводы, которые есть в материалах дела и новых доводов не принимают).


Судья побывал в совещательной комнате и по выходу споткнулся о ступени собственного судейского трона. Прозвучал отказ в ходатайстве об отводе суда.

Адвокат Олейник попытался перечислить новые доводы и повторил прежние, но судья в эмоциональной форме стал его перебивать и требовать замолчать.

Тут в спор включился прокурор и потребовал отстранить адвоката Олейника от исполнения своих обязанностей.

Адвокат Олейник потребовал отстранить гособвинителя и перечислил все наиболее нелицеприятные факты умышленного конструирования уголовного дела в отношении В.И. Бессонова.

Судья принимает решение об отстранении адвоката Олейника от участия в судебном процессе.
При гробовом молчании зала адвокат Олейник упаковывает свои документы, складывает ноутбук… выходит из зала суда.
В сухом остатке на стороне защиты остаётся только госадвокат Стешенко, назначенный судом.
Вот тут и раскрылся смысл для суда и гособвинения оставить любой ценой госадвоката Стешенко в процессе!


Далее на процессе выступил свидетель обвинения Усков А.Н., служащий «Росгвардии».


В тот злополучный день он находился в подразделении ОМОНа.

Прокурор: «Когда вы прибыли в район событий?»

Усков: «Мы прибыли заранее. Я находился в машине. Ничего не видел».

Прокурор: «Что вы видели?»

Усков: «У полпредства проходил митинг. Было больше 50 человек. Я стоял за Грачёвым сзади. Бессонов нанёс удар Грачёву в лицо. На применение силы к митингующим приказа не было. Началась потасовка. Махали руками, кричали…

Госадвокат Стешенко внезапно оживилась и впервые включилась в процесс (ведь она осталась совсем одна в качестве защитника).


Стешенко задала вопрос свидетелю: «Кто потащил Грачёва?»

Усков: «Я не помню».

Стешенко: «Сколько было нанесено ударов Грачёву?»

Усков: «Один - в лицо. Я участвовал в следственном эксперименте и проходил детектор лжи… Там не было драки, там была суматоха. Может Бессонов не хотел ударить, но так получилось…

Далее судья, видя, что свидетель сейчас включится в исповедь по полной, - задал свидетелю Ускову вопросы, касающиеся одежды на потерпевшем и того, насколько она была повреждена.

Зачитывать показания Ускова не стали. На том и распрощались.

Следом на процессе выступил свидетель обвинения Шевченко С.В., сотрудник РУБОП.


Шевченко 2 декабря 2011 года был в наряде по охране полпредства и находился внутри здания.

Прокурор: «Где именно вы находились в здании полпредства днём 2 декабря 2011 года?»

Шевченко: «На входе. Пост №1».

Прокурор: «Что произошло около 16 часов?»


Шевченко: «Подъехала белая «Газель» и стали разгружать радиоаппаратуру. Мне сказали, что я не вправе препятствовать встрече депутатов с избирателями».

Прокурор: «Представители каких фракций присутствовали?»

Шевченко: «Бессонов был. Я находился внутри здания и ничего потом не видел. Двойная входная дверь была заблокирована».

Прокурор: «Были ли в полпредстве люди, посетители, которые не смогли выйти из здания?»

Шевченко: «Нет, никого не было».

Далее были оглашены ранее данные следствию показания свидетеля Шевченко, из которых следовало, что в здании полпредства были люди, которые не смоли выйти из здания.


Но указать на противоречия было уже некому. В зале суда не было ни одного реального защитника Бессонова В.И. Зачистка прошла успешно!
 

Ход следующих судебных заседаний будет подробно отслеживаться и оглашаться. Очередное заседание суда назначено на 6 февраля.

 

 

 
 
Последние новости
Чтобы завоевать большинство населения на свою сторону, пролетариат должен, во-первых, свергнуть буржуазию и…
23 июня состоялся первый этап 47-й отчетно-выборной Конференции Амурского областного отделения КПРФ. В…
23 июня в Центральном Доме литераторов прошла конференция МосСовет-2018. Активисты и инициативные группы…