Исповедь терапевта (Диагностический центр №5, Москва)
0 35

Исповедь терапевта (Диагностический центр №5, Москва)

Хотела написать этот пост позже. А пока забыться и насладиться отпуском. Но обстоятельства складываются иначе. Слухи, домыслы… Я не смогу спокойно отдыхать, наблюдая со стороны как без меня — меня женили.

Хотела написать этот пост позже. А пока забыться и насладиться отпуском. Но обстоятельства складываются иначе. Слухи, домыслы… Я не смогу спокойно отдыхать, наблюдая со стороны как без меня — меня женили.

Итак. Почему я решила уйти из государственной медицины.

Небольшое вступление. Как я стала врачом.

Я не из семьи медиков. Не перевязывала в детстве кукол и не ставила им уколы. Но, сколько себя помню, а именно с 3-х лет, я хотела быть врачом. И руководило мною желание помогать другим.
Далее я никем, кроме врача, себя даже не представляла. Менялись только специальности, то представляла себя окулистом, то неврологом.

Многие учителя и знакомые говорили, что поступить в медицинский сложно, предлагали рассмотреть и другие профессии. К одиннадцатому классу присоединилась к ним и моя мама. Но осуществлению мечты не мешала. И даже оплачивала мне подготовительные курсы сразу в двух медицинских ВУЗах. За что я до сих пор маме очень благодарна!

Я не рассчитывала поступить сразу же, и решила, что буду поступать пока не поступлю, даже если на это уйдет несколько лет. А упорства мне не занимать.

Первый же экзамен на Лечебный факультет Второго меда я провалила — химию письменно. Но мне повезло, в этот год открылся Московский факультет, — экзамены были устными, и я прошла.
Далее 7 лет учебы, и с 4-го курса работа медсестрой — экстренная хирургия, кардиология, поликлиника.

Московский факультет готовил терапевтов для поликлиники. И к 5-му курсу я поняла, что это судьба. Именно участковым терапевтом я и хочу быть. Мне было интересно всё, не хотелось заниматься какой-то одной специальностью. Хотелось вести пациента от и до, корректировать лечение, видеть динамику и результат.

С момента окончания интернатуры на данный момент прошло 13 лет. И не было ни одного момента в моей жизни, когда я пожалела о выборе профессии.

Не жалею я и сейчас. Участковый врач, семейный врач (назовите как хотите) — это моё.

И это не только моё мнение. Это и мнение коллег, пациентов. Во всяком случае большинства из них. Никто не скажет, что я плохо веду амбулаторные карты, или невнимательна к пациентам. И недавняя награда, как одному из 10 лучших участковых терапевтов Москвы 2017г на Активном гражданине, — тому подтверждение. За что я очень благодарна своим пациентам. Значит мой труд в качестве участкового врача не был напрасным.

Так почему же несмотря на всё это я ухожу из государственной медицины?

Я иду на повышение? Нет.

На новой работе будет больше зарплата? Нет. Меньше.

Но я не могу остаться. Я пол года шла к этому решению. И не могу сказать, что оно далось мне легко. Я привыкла к своим пациентам, моей любимой участковой медицинской сестре, к своему участку, к коллегам, даже к дурацкому ЕМИАС и своим картам. Многие из пациентов и коллег за эти годы стали мне практически родными.

Однако у всего есть определенный предел. И есть объективные причины, по которым я более не могу работать в государственной поликлинике. И это отнюдь не низкая зарплата (зарплата у врачей общей практики сейчас достойная), или неудобный для меня график работы.

А в роли стационарного врача — я себя просто не вижу. Это совсем другая работа, не предусматривающая динамического наблюдения пациента.

Назову причины, как они есть, в порядке значимости:
  1. В условиях 15-минутного приема без медсестры (Московский стандарт поликлиники, внедренный в 2015г вывел медсестер за пределы приема, теперь медсестры по сути выполняют функции администраторов), совмещая в себе сразу несколько специалистов (в результате «оптимизации» 2014-2015гг многие специалисты были сокращены), заполняя в большинстве случаев в одиночку тонну документации, как электронной, так и бумажной, обосновывая в карте, и нося на подпись заведующей, каждый чих (от биохимии крови и до УЗИ) — невозможно качественно работать так, чтобы это было не в ущерб собственному здоровью и семье. А семья для женщины не может стоять на последнем месте.
    Я устала работать по 10 — 11 часов в день, и делать уроки с ребенком в 5 утра.Многие организаторы здравоохранения скажут, что у врача общей практики во многих странах всего 10 минут на пациента, и ничего. Но это лукавство. Львиную долю работы там берут на себя медицинские сестры. Это частично и осмотр, и назначение анализов, и рекомендации по образу жизни и питанию. Обзвон и запись ведет во многих странах секретарь. У нас теперь врач делает все сам, и осматривает, и заполняет всю документацию, включая бланки анализов, и записывает на все исследования врач, теряя драгоценные минуты времени.
    Также у врачей в других странах есть время на документы. Отсутствие же в распорядке рабочего дня наших врачей времени на прочую работу провоцирует переработки. Оформление многих документов выполняется вне приема в свое личное время. Т.к. физически это невозможно сделать во время 15-минутного приема. Оформление посыльного листа на инвалидность занимает порядка 40 минут. МРТ — 20 минут. Направления и выписки в др. ЛПУ — 15 минут. А никто не отменял еще диспансеризации, паспорта участка и пр.
    Пациенты зачастую приходят с несколькими проблемами и решить все нужно за 1 прием — опять никак не уложиться в 15 минут.
    В официальных письмах на вопрос о 15 минутах приема ДЗМ отвечает, что врач может тратить на прием столько, сколько того требует ситуация у данного пациента. Однако на практике за время ожидания в коридоре пациентов более 20 минут — накладываются штрафы.
    Как можно тратить более 15 минут на пациента, но чтобы при этом не ждали другие в коридоре, при полной записи на каждые 15 минут? Если же запись не полная — штраф за невыполнение плана.
    Учитывая вышесказанное есть два варианта развития событий:
    — Если остаться — ухудшать качество работы (создавая видимость медицины для бедных, а именно это похоже и нужно нынешним организаторам здравоохранения),
    — Подолжать работать качественно и ежедневно перерабатывать по 2-3 часа.
    Ни один из этих вариантов меня не устраивает.
    В результате постоянных переработок, эмоциональной перегрузки и дефицита отдыха, у меня уже наступило душевное опустошение. Ничего не радует, дома нет ни сил, ни желания, ничего делать, на работу каждый день в течении последних нескольких месяцев я шла с отвращением и ждала с нетерпением окончания рабочего дня.
    Ещё немного — и настанет точка невозврата. Когда единственным выходом будет уход из профессии.
    А я этого не хочу. Это моя профессия. Любимая профессия.
  2. Нет возможности расти профессионально в условиях 15 минутного приема:
    — уже имеющиеся знания не вмещаются в имеющиеся условия,
    — переработки не оставляют времени на самообучение.
    Прошу не путать в данном случае профессиональный рост с карьерным. Это не одно и тоже. Карьерный рост в медицине — это административная работа. А меня интересует врачебная.
  3. Возможно не хорошо так говорить, но я устала выполнять работу за некоторых коллег.
    Кто-то ходит курить по 20 раз за прием, а в картах — пустота, и результат приема — ноль.
    А ко мне запись была заполнена на 2 недели вперед, и весь 9-часовой прием протекал без единого перерыва. И далее — ещё заполнение документации. Почти каждый пациент с чужого участка — чистый лист. Необходимо собирать анамнез, расписывать основное заболевание, фон, сопутствующие, разбираться в обследованиях, лечении, давать рекомендации по образу жизни и питанию, лечению. И это несмотря на то, что пациент уже был в этом году неоднократно у своего участкового или нескольких врачей.
  4. Внесли некоторый вклад в мое решение уйти и пациенты. Два года запись к врачам общей практики работала в режиме «все ко всем» — т.е. пациенты могли выбрать к кому ходить и записываться к любому врачу.
    Итогом этого стала потеря участкового принципа и неравномерная загруженность врачей. Пациенты с моего участка не могли ко мне попасть, т.к. половину приема составляли пациенты с других участков.
    В какой-то момент пациентов стало столько, что я не могла вспомнить даже их лиц, не то что диагнозов и лечения. А я привыкла всё это помнить.
    Именно тогда протезом моей памяти стали мои протоколы осмотров в электронной карте. И именно поэтому я начала максимально тщательно заполнять карты. Ибо только по ним я могла вспомнить информацию о пациентах.
    Когда в этом году меня приходили поздравить 8-го марта, а я не могла вспомнить кто это вообще — я поняла, что всё, это конец.
    Недавно вернули запись по участковому принципу. Но пациенты с чужих участков продолжали записываться, уговаривая или обманывая администраторов, писали письма в ДЗМ, что их не хотят прикреплять ко мне. Да, по 323 ФЗ пациент имеет право на выбор врача. Но с согласия врача. Я могу понять пациентов. Но они никак не могли понять, что не может 1 врач работать за троих. Тем самым подливая масла в огонь моего выгорания.
  5. Я устала от лицемерия. Руководства. ДЗМ. Некоторых коллег. Ухода от ответов в сторону. Отсутствия ответов в ответах. Игнорирования проблем и подмены решения проблем картиной липовой стабильности и благополучия.
    Я могу понять. Многое могу понять. Ибо объяснение этому есть.
    Но принять — нет, извините, не могу. И не верю, что нельзя иначе.

Я думаю сказанного достаточно, чтобы понять принятое мною решение.

Спасибо всем, кто был со мной и поддерживал! Это не конец. Это начало. Начало нового витка развития. Я верю, что именно так и будет!

Анна Землянухина

Последние новости
ЗАПАД ОТКАЗАЛСЯ ОТ ЯДОВИТОГО ПАЛЬМОВОГО МАСЛА, УТОПИВ В НЁМ РОССИЮ.…
Григорий Явлинский призвал депутатов, голосовавших против пенсионной реформы, уйти из Госдумы.…
28 ИЮЛЯ ВЫХОДИМ ВСЕ ПРОТИВ ПЕНСИОННОГО ГЕНОЦИДА ОЛИГАРХИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ РОССИИ!И СТАР И МЛАД…